О нас Контакты Карта сайта Добавить в избранное
Главная / Медицина в лицах / Современные зарубежные медики
Образовательный медицинский сервер
Образовательный медицинский сервер
Домой Контакты
Лекторий

Новости
Рефераты

Мед. учреждения
Медицинские ВУЗы

Медицина в лицах
Абитуриенту

Блог
Литература

Фотогалерея
НИРС
 

 
Новое на сайте


Аспирин защищает от рака кишечникаАспирин защищает от рака кишечника

Ежедневный прием аспирина уменьшает риск развития рака толстой кишки, сообщает журнал The Lancet. К такому выводу пришли ученые из Оксфордского университета, основываясь на результатах более чем двадцатилетних наблюдений за людьми...

Худеть как на иголкахХудеть как на иголках

Среднестатистическая женщина начинает худеть дважды в год: перед отпуском и, что на данный момент более актуально, после новогодних каникул. Вечеринки, гости, застолья – волей-неволей наберешь несколько лишних килограммов, а дополнительные сантиметры в талии никому не нужны...

Кровотечения будут останавливать пептидным гелемКровотечения будут останавливать пептидным гелем

Новый метод борьбы с кровотечениями, разработанный учеными из США и Гонконга, может прейти на смену перевязке и электрокоагуляции. Пептидный гель, созданный исследователями, образует на раневой поверхности плотную пленку...

Становление службы скорой помощиСтановление службы скорой помощи

При возникновении экстренных ситуаций, требующих оказания незамедлительной медицинской помощи, а также при внезапных обострениях хронических заболеваний больным оказывается скорая медицинская помощь. Служба скорой медицинской помощи

Современные зарубежные медики

Кристиан Барнард – человек-легенда

Кристиан Барнард – человек-легенда

Его отец Адам Барнард был священником-миссионером в Капской провинции Южно-Африканской Республики. Мать Мария занималась воспитанием четырех детей, а еще играла на органе в маленькой церкви мужа, прихожанами которой были "цветные", т.е. люди второго сорта в жестко сегрегированном обществе ЮАР. Впоследствии, став уже всемирно известным кардиохирургом, Барнард входил в число противников политики апартеида. Он даже опубликовал в соавторстве с З. Стандером антирасистский роман "Нежелательные элементы".

В интервью, данном за два месяца до смерти в 2001 г., он с благодарностью вспоминал своего отца, который привил ему чувство расовой толерантности, научил любить жизнь и вообще все живое. Именно детские воспоминания натолкнули его на мысль купить кусок земли в родных местах и устроить нечто среднее между заповедником и фермой.

В итоге в местечке Киру, в 680 километрах от Кейптауна, Барнард стал выращивать на 32 тысячах акрах экологически чистые овощи и фрукты, разводить животных. До конца своих дней он постоянно возвращался в этот уголок, где ему было спокойно и радостно.

Однажды Барнард с грустью заметил: когда Бог смотрит на Землю, то думает, что единственная ошибка, которую он совершил, - это сотворение человека. По сути, человеку для жизни требуется совсем немного: еда, чтобы есть; воздух, чтобы дышать; вода, чтобы пить; и кров над головой - сообразно климату. Что же делает человек? Загрязняет землю, реки, воздух, выжигает леса.

Противоречивость поведения людей изумляла его, но не мешала любить их. О его заботливости к пациентам ходили легенды.

Если отец привил Кристиану толерантность, то мать учила его быть во всем первым, но при этом не терять головы (когда на дереве много плодов, ветви слишком низко склоняются к земле).

После 1967 г., когда Барнард сделал первую в мире пересадку сердца человеку, он стал всемирно знаменит. Он много путешествовал, встречался с известнейшими людьми - от принцев и королей до американских президентов и Папы Римского. Барнард стал своего рода "голливудской звездой" от хирургии. Этому во многом способствовали как его располагающая внешность, так и явно выраженная внутренняя харизма. Однако несмотря на звездную биографию, он оставался все таким же веселым и открытым.

Медицинское образование Барнард получил в Кейптауне, где и проработал большую часть жизни. Там он сумел создать знаменитую школу кардиотранспланталогии. Но важнейшими в его врачебной карьере были два года, проведенные на стажировке в США. В 1956 г. ему представилась возможность учиться в Миннесоте у известнейших специалистов в области кардиохирургии. Он много трудился, изучая их опыт операций на открытом сердце и занимаясь протезированием сердечного клапана.

В Кейптаун Барнард вернулся в 1958 г., окрыленный той поддержкой, которую он получил в научных кругах США: у него была аппаратура для операций на открытом сердце и грант для дальнейшей работы в кардиохирургии. Это дало возможность создать сильную команду единомышленников, которые и помогли взойти на Олимп.

Переплыть реку

Барнард часто повторял, что искусству трансплантации учился у российского хирурга Владимира Демихова, который первым пересадил сердце собаке.

Кристиан был прилежным учеником, и 3 декабря 1967 г. - день первой в мире пересадки сердца человеку - не был случайным в биографии хирурга кейптаунского госпиталя Гроте Схюрт. По словам Барнарда, с хирургической точки зрения, пересадка сердца не столь сложна. Важнее оборудование, лекарства, интенсивная терапия, т.е. технология трансплантационного процесса. Но и это не все. Самое важное - это способность пойти на риск.

Как впоследствии шутил Барнард, его отличает от Юрия Гагарина то, что во время его первого полета рисковал сам космонавт, а во время первой трансплантации сердца рисковал пациент. Но все же способность пойти на риск - это важнейшее свойство первопроходцев, к когорте которых принадлежал и Барнард.

Он часто повторял: его философия жизни состоит в том, что величайший риск - не рисковать вообще. Если лев загнал вас на берег реки, где полно крокодилов, - приводил чисто африканский пример Барнард, - то вы поплывете на ту сторону. Потому что у вас есть хотя бы один шанс выжить. Но вы никогда бы на это не пошли, если бы не было льва.

Луис Вашханский - первый пациент с пересаженным сердцем - страдал от многих болезней. Кардиологические проблемы, которые сами по себе грозили летальным исходом, дополнялись еще и диабетом. Ему исполнилось лишь 53 года, он работал стоматологом и был обречен медленно и мучительно умирать. Вашханский решил рискнуть и переплыть реку, полную крокодилов.

Он ее переплыл, но лишь 18 дней сумел прожить с новым сердцем, доставшимся ему от молодой женщины, погибшей в автомобильной катастрофе. Вашханский умер потому, что лекарства, которые ему давались, чтобы новый орган не отторгался организмом, сбивали до нуля иммунитет.

Но эта операция означала надежду для сотен тысяч людей с неизлечимыми пороками сердца. В настоящее время вопрос, связанный с трансплантацией органов, - это не вопрос праздных рассуждений. Это вопрос жизни и смерти. Сейчас в мире выполняется около сорока тысяч таких операций в год, в том числе и операций по пересадке сердца.

Трансплантация органов - это лишь один, хотя, наверное, наиболее яркий пример того, насколько изменилось отношение к человеческой жизни на протяжении ХХ столетия, по крайней мере, в богатых странах, обладающих высококачественным здравоохранением. Ведь на протяжении многих веков род человеческий сохранялся не столько за счет сохранения отдельной жизни, сколько благодаря тому, что женщина непрерывно рожала детей.

Выживали из них лишь немногие. Часть выживших погибала в сравнительно молодом возрасте, не перенеся болезней и голода. Другая часть погибала позднее в сражениях, в эпидемиях, либо опять-таки от плохого питания. И снова женщины рожали и рожали, стремясь опередить чудовищную машину, отнимающую жизнь.

В ХХ веке все стало по-другому. Рождаемость резко снизилась, но отдельный человек получил возможность жить долго. "Зеленая революция" значительно облегчила решение проблемы питания. Медицина стала предотвращать эпидемии. Социальное страхование обеспечило старость в материальном плане.

Впрочем, не следует воспринимать все это в слишком уж радужных тонах. Медицина пробивается к решению проблем человеческого здоровья с "тяжелыми боями", очень медленно закрепляясь на достигнутых рубежах.

Сердечных дел мастер

Вернемся к проблемам трансплантации. В 1967-73 гг. Кристиан Барнард сделал десять трансплантаций, и результаты в целом были обнадеживающими. Так, например, второй пациент Филипп Блайберг выписался после операции из госпиталя и прожил 19 месяцев. Следующие двое прооперированных прожили по 1 году, а пятый и шестой пациенты - соответственно, 13 и 24.

Однако донорское сердце не всегда безотказно запускалось даже после блестяще проведенной операции. В ноябре 1974 г. Барнард вновь удивил мир, добавив к уже имеющемуся сердцу больного еще одно. Если организм отторгнет новое сердце, то у больного будет шанс пожить некоторое время за счет старого.

Смелый эксперимент по вживлению донорского сердца при сохранении сердца самого пациента значительно повышал процент выживаемости среди больных. В период 1975-84 гг. Барнард сделал 49 пересадок сердца без изъятия собственного сердца пациента. Как результат, люди жили после операций в 50 процентах случаев один год, в 20 процентах - пять лет.

Наряду с практической хирургией, Барнард и его коллеги работали и над проблемой совместимости донорских органов. В конце своей жизни Барнард активно включился в дискуссию о клонировании. Он отстаивал ту точку зрения, что в будущем можно будет выращивать необходимые для замены органы из клеток самих пациентов, и это снимет проблему отторжения организмом новых органов.

Вместе с Кари Гузен Барнард разработал новый эффективный кардиопротез и методику интенсивной терапии, которая теперь является общепринятой нормой послеоперационного лечения.

В 1983 г. Барнарда стали мучить артрит и астма. Он ушел из активного хирургического процесса, занявшись чтением лекций и работой на своей ферме. "Мне не хватает задач, моя профессия не приносит больше удовлетворения. Считаю, если я это понял, то нужно прекращать свою работу". Возможно, такая оценка ситуации в транспланталогии была в целом оправданна.

В начале 80-х гг. в трансплантации кардинальных изменений не произошло, техническая сторона осталась той же. Но появились лекарства, эффективно препятствующие отторжению тканей. Такие, например, как циклоспорин. Это лекарство важно и для трансплантации других органов: печени, почек, поджелудочной железы. Что касается пересадки сердца, то до применения циклоспорина лишь 50% прооперированных проживали один год. Сейчас - 85-90%.

В среднем жизнь после трансплантации сердца пролонгируется на два года. Но это не пролонгация мучений, а нормальная полноценная жизнь. Поэтому Барнард считал трансплантацию сердца оправданным риском, ибо человеку дается качественно лучшая жизнь.

Что такое жизнь?

По мнению Барнарда, цель медицины - не продлить жизнь, а улучшить качество жизни. Если у нас больше нет возможности улучшить ее качество, тогда наша обязанность - дать пациенту умереть хорошей смертью, не продолжая лечения, которое не имеет никакой ценности.

Сам Барнард никогда не считал себя гениальным хирургом и говорил, что его успех - это плод кропотливой работы и внимательного отношения к людям. Он считал, что главная задача врача - облегчить жизнь больному. Именно поэтому он выступал за эфтаназию, говоря, что если врач уже не в силах облегчить жизнь своему пациенту, то его призвание - помочь больному достойно уйти из жизни.

Однажды Барнард отметил, что как практикующий уже более 50 лет врач он понимает смерть намного лучше, чем жизнь. Например, что вы понимаете, когда говорите: "Я наслаждаюсь жизнью"? Что мы имеем в виду, когда говорим: "Моя жизнь закончилась"?

Смерть в действительности - это клинический диагноз, основанный на определенных симптомах и знаках, которые показывают, что мозг погиб. Но это случается не тогда, когда остановилось сердце. Иногда сердце продолжает биться после смерти, т.е. еще в течение шести-семи минут после того, как мозг умер. А тело умирает уже после того, как умирает мозг: ведь жизнь мозга связана с дыханием. Если мы будем поддерживать дыхание практически умершего человека, то сердцебиение будет продолжаться. Но это не есть жизнь.

В случае инфаркта сердце, наоборот, останавливается перед тем, как пациент умер. Человек падает не потому, что умер, - его мозг еще живет. Если ничего не предпринять, то мозг будет продолжать жить после остановки сердца целых три минуты. Таким образом, если присутствие сердцебиения не означает жизнь, то и его отсутствие не означает смерть.

Что сделал Бог, создавая Адама? Он не запустил сердце, он вдохнул жизнь в человека, то есть дыхание намного важнее, чем сердцебиение. И во многих языках мира вы можете обнаружить, что слова "дыхание" и "душа" совпадают. Когда дыхание покидает человека, то его покидает и душа.

Но что такое жизнь? Жизнь - это не только присутствие сердцебиения и дыхания, это нечто большее. В определенных случаях врач может решить, что жизнь пациента закончена, хотя сердце продолжает биться и дыхание не остановилось. Если жизнь закончена, врач должен отказаться от дальнейшего лечения.

Жизнь - это наслаждение жизнью. Это празднование того, что ты жив. Но радость жизни должна быть действительно радостью. И, чтобы праздновать, надо иметь повод для праздника. Если в жизни нет больше радости и нечего праздновать, то жизнь заканчивается, несмотря на то, что человек еще дышит и сердце его бьется. Самая большая ошибка, которую делают врачи: они считают, что смерть - наш враг, и их ничто не останавливает в борьбе со смертью. Это неправильный подход к медицине. Часто смерть - это наш друг, потому что смерть может сделать то, что не можем мы, - остановить страдания пациента.

А теперь давайте подумаем, продолжает рассуждать профессор Барнард, когда жизнь начинается? Добровольные аборты разрешены до 16-17 недель беременности. По какой-то причине люди верят, что жизнь в это время еще не началась.

Таким образом, искусственное прекращение беременности называется просто абортом. Но разве можно говорить о свободе нового мира, если мать имеет право избавиться от ребенка тогда, когда захочет, и это не будет называться убийством?

Я же верю, говорит Барнард, что жизнь начинается уже в момент зачатия ребенка. Когда эмбрион расположился в матке, все компоненты будущей жизни уже присутствуют. Когда искусственно прерывается беременность, мы должны говорить не "женщина сделала аборт", а "мать разрешила убить своего ребенка".

Можно сказать: "Профессор Барнард, вы очень странный человек. С одной стороны, говорите, что нужно дать человеку умереть, а с другой - выступаете против абортов". Но есть различие между очень больным пациентом, которому тяжело жить, и еще не рожденным ребенком. Нельзя сказать, какова будет жизнь этого ребенка, если ему суждено родиться.

Виагра строить и жить помогает

Жизненная философия Барнарда, бесспорно, красива, но в его личной жизни все оказалось не так изящно, как в теории. Начиная с 80-х гг., в его жизнь входит много печального: умер от передозировки наркотиков первый сын, и распался после 12 лет второй брак.

В 61 год профессор оставил активную хирургическую деятельность и стал уделять больше внимания проблемам замедления процессов старения. Он сотрудничал со швейцарской клиникой, где основное внимание уделялось омоложению путем инъекций экстрактов эмбриона овцы.

Однако в этой области он не приобрел известности. Скорее, наоборот. Так, в 1986 г. Барнард сильно "подмочил" свою профессиональную репутацию, взявшись рекламировать некий "чудодейственный" крем для лица, который должен был возвращать молодость.

В это время и сам Барнард сильно был озабочен проблемами собственного старения. В 1987 г. он в третий раз женился. На этот раз на фотомодели, которая была моложе профессора на целых сорок лет. Тем не менее, у них родилось двое детей, хотя брак оказался недолговечен.

Впрочем, жизненные невзгоды не лишили профессора Барнарда всегдашнего оптимизма. Более того, размышляя над проблемой сохранения здорового сердца, он пришел к выводу, что его собственная жизнь может служить иллюстрацией того, как можно такое сердце сохранить.

В 1999 г. в содружестве с двумя журналистами Барнард пишет книгу "50 путей к здоровому сердцу", в которой высказывает нетрадиционный взгляд на многие, казалось бы, прописные истины. "Моя книга, - отметил профессор, - должна научить людей избегать сердечных заболеваний и продлевать полноценную жизнь".

Глава "Питание" начинается с парадокса в духе Кристиана Барнарда: "Плохая новость: от диет толстеют, заболевают, впадают в депрессию. Хорошая новость: чтобы похудеть, вам не нужна диета".

Питание, по мнению Барнарда, - самый важный фактор в профилактике сердечно-сосудистых заболеваний. "Я люблю овощи и фрукты, к которым меня приучили еще в детстве; если мне хочется мяса, то я ем мясо. Иногда меня сильно тянет на сладкое. Но при этом я всегда вспоминаю слова моей матери: "Прекращай есть, когда ты еще голоден"". Этим советом Барнард пользовался всю жизнь.

По его мнению, другой важнейший путь к здоровью определяется смехом. Смех заряжает нас бодростью и энергией, столь необходимыми здоровому организму.

Не менее важная составляющая здоровья - стресс. Профессор трижды перенес сильный стресс. "Всегда это было связано с близкими мне людьми. Когда вторая моя жена Барбара развелась со мной, у меня появился еще один болезненный опыт: расставание с человеком может вызвать больший стресс, чем его смерть". Однако, по мнению Барнарда, стресс сам по себе не опасен, он, скорее, активизирует наш организм и повышает его сопротивляемость.

Более всего Барнард возмущался новым типажом врача-технократа, который лечит на основе высоких технологий, но забывает при этом о важности человеческих взаимоотношений доктора и пациента. Профессор замечал, что медицина сегодня - это инъекции, таблетки, операции и счета. Как часто вы, будучи пациентом, слышите от врача, что вам полезно смеяться, слушать побольше хорошей музыки, спать, отдыхать, заниматься сексом, использовать Виагру, если она помогает?

Доктор-звезда

В 1967 г. Барнарду было сорок пять лет (он родился в 1922 г.), и слава, которую он приобрел, была огромна.

Успех операции по трансплантации сердца перенес Барнарда в совершенно другой мир. Мир славы и обожания ему понравился, и он этому миру знаменитостей понравился тоже. Барнард избежал "звездной болезни", он сумел оставаться естественным и открытым. Это, по его собственному мнению, объяснялось тем, что он любил людей и легко себя с ними чувствовал. Барнард не комплексовал, общаясь со звездами ("Да, Джина Лоллобриджида была моей любовницей, ну и что?").

Он был всегда улыбчив, раскован, отличался незаурядностью в своем внешнем облике и стиле жизни. Одевался у известных кутюрье Италии и придавал большое значение своей прическе. Постоянные появления в обществе красивых женщин сделали его любимцем папарацци.

Барнард явно стремился разрушить стереотип надменного, рационального медицинского светила. Его никогда не воспринимали как "настоящего профессора", поскольку он был очень естественным и простым в общении.

Личная жизнь Барнарда всегда была предметом обсуждения на страницах желтой прессы. Он трижды женился, причем, как правило, жены были намного его моложе. Но профессор этого не стеснялся и говорил, что регулярная половая жизнь - лучший способ сохранить сердечно-сосудистую систему и укрепить сердечную мышцу. В 1969 г. он развелся с первой женой - медсестрой, от которой у него было двое детей, и в 1970-м женился на очень красивой женщине Барбаре Зулнер. Ее портреты часто украшали обложки модных журналов.

В одном из своих последних интервью (1998 г.) Барнард с гордостью отмечал, что у него сейчас третья жена. От прежних браков - четверо детей, а сейчас родился пятый ребенок. Если старшему 27 лет, то дочери только 16 месяцев. При этом жене нет еще и двадцати пяти.

Однако в его словах сквозит и горечь понимания истины своей семейной одиссеи: "Я был женат три раза, но все слова благодарности могу адресовать лишь первой жене, которая просто любила меня и с которой мы до сих пор дружим. Моя вторая жена полюбила не меня, а мою славу, а третья - славу и деньги. Но я не имею к ним претензий. Мне 79 лет, и я могу сказать, что прожил счастливую жизнь, потому что люблю жизнь".

Сердце мира

В клинике Кристиана Барнарда в Кейптауне бесплатно лечится много детей со всего мира. Весной 2001 г. незадолго до своей смерти он приезжал в Москву, чтобы забрать мальчика Глеба Евдокимова, которому требовалась сложная операция.

На стыке тысячелетий, в 1999 г., Кристиан Барнард создал фонд, носящий его имя, для проведения благотворительных акций по всему миру. Деньги для фонда он зарабатывал сам: выпускал экологически чистые продукты, писал книги.

Одной из первых акций стала помощь пострадавшим в Чернобыле. Сейчас фонд им. Барнарда финансирует строительство деревни в Зимбабве для детей, родители которых умерли от СПИДа.

Перед самой смертью Барнард организовал новый фонд, основная цель которого - помочь детям и матерям из стран с низким жизненным уровнем. Название фонда говорит само за себя - "Сердце мира". Его деятельность включает три направления: сдерживание деторождения в Африке, улучшение здравоохранения в отсталых регионах (например, в Тибете и в Мозамбике), помощь детям, оказавшимся в беде (например, с больным сердцем и детям из Косово).

Барнард оказался удачлив в своей литературной деятельности, издав ряд книг как автобиографического характера, так и беллетристического (например, в романе "Донор" сюжет строится на факте пересадки сердца человеку от свиньи). В течение многих лет он вел колонку в Cape Times и в ряде ее дочерних изданий.

Профессор никогда не комплексовал относительно взлетов и падений в своей карьере. Он любил повторять: "Когда я умру, то смогу сказать: "Спасибо тебе, Господи, я имел большие возможности в этой жизни и воспользовался ими"".

Кристиан Барнард умер от сердечного приступа на Кипре во время отдыха в сентябре 2001 года в возрасте 79 лет.

Добавлено: Admin
Имя:
Комментарий:
Введите это число:


Комментарии пользователей:

#833 Имя: алекс [2011-06-01 08:06:00]
последние слова, обращенные к господу, должен знать каждый
#417 Имя: [2009-05-19 11:05:49]


Читайте далее:

 

Medvuz.ru © 2006-2017
АрхивПубликацииСтатьи
Rambler's Top100